воскресенье, 28 октября 2012 г.

Swedish GNW grenadier plate of Schommer Sachsiska infanteriregimentet

Grenadier plate of Schommer infantry regiment
(Armeemuseum, Stockholm)
This grenadier plate is attributed as Sachsiska infanteriregementet Schommer. The cap is unknown. Sergey Shamenkov made his reconstruction basing on a typical Swedish grenadier cap. See also Sergey's material about Swedish grenadiers in GNW (in Russian). 
Schommer's regiment of 2 battalions was raised in 1706-1707 from Saxon PoWs together with 3 other independent infantry battalions (Sachsiska infanteribataljon) by Straelborn, Boije, Schulenburg (Suelenburg). They were sent to Finland & acted the rest of war there.    

Налобник гренадерской шапки саксонского вербованного полка Шоммера.

Grenadier cap of Schommer's regiment
Реконструкция возможного внешнего вида
гренадерской шапки полка Шоммера

(Drawing by S. Shamenkov)
Данный налобник атрибутируется как саксонский вербованный полк Шоммера. Сведений о внешнем виде шапки не сохранилось, реконструкция выполнена Сергеем Шаменковым исходя из представлений о типичной гренадерской шапке этого периода. См также: Шаменков С. Гренадеры шведской армии Карла XII: обмундирование, снаряжение и вооружение (ссылка).
2-батальонный вербованный полк Шоммера был сформирован в 1706-1707 из саксонских пленных вместе с еще 3 отдельными батальона: Шуленбурга, Бойе и Стрелборна. Сразу же после формирования все саксонские части были переброшены в Финляндию, где провоевали всю войну. Надо отметить, что бегали со службы саксонцы изрядно, регулярно поставляя русскому командованию сведения о шведских силах.

Корпус А.М. Дмитриева-Мамонова на смоленском рубеже, зима 1703-1704


Чуть ранее в дискуссии о корпусе Хованского упоминался корпус Г.М. Ромодановского, который был собран летом 1703 для возможного похода на Украину (см комменты тут). В его состав по наряду от 3 марта должны были войти московские чины («кроме тех которые на службе во Пскове и Ладоге, и тех, кто был в походах в 1702 году»), сотенные чины «замосковных, резанских, украинных, заоцких городов», 5 тысячных солдатских полков ведомых в Разряде (набранные в 1703 в Белгородском и Севском полках и городах «которые ведомы в Адмиралтействе») и 4 тысячных солдатских полка, сформированных Военным приказом из вольницы. Кроме этого, в команду Ромодановского поступили «из Розряду… великороссийских городов черкасских полков [т.е. слободских] полковником полков их с компанейщики конными 3 500 чел. Да к тому же числу ис тех же черкасских городов выбрать тех же полков в компанейщики ж 500 чел, чтоб было в тех полках 4 тыс человек».

понедельник, 22 октября 2012 г.

Курбатов О.А. Рижский поход царя Алексея Михайловича 1656 г.: Проблемы и перспективы исследования


Источник: Курбатов О. А. Рижский поход царя Алексея Михайловича 1656 г.: Проблемы и перспективы исследования//Проблемы социальной и политической истории России: Сборник научных статей / ред. Р. Г. Пихоя. М., 2009. С. 83 — 88


   Настоящее сообщение является одним из результатов исследовательской работы, начатой ещё в Историко-архивном институте в 1996 г. под руководством Аркадия Ивановича Комиссаренко. Работа посвящена в основном различным аспектам строительства вооружённых сил эпохи царя Алексея Михайловича, в её рамках был защищена кандидатская диссертация по войскам Новгородского разряда 1650-60-х гг., а последние два года велось исследование при поддержке гранта РГНФ (проект РГНФ № 06-01-00251а), по реформированию русской армии в период русско-шведской войны 1656 – 58 гг.
   История Рижского похода теснейшим образом связана с проблемой реформирования отечественных вооружённых сил, причём в основном в плане историографии. Для целых поколений историков события Рижского похода 1656 г. – доказательство небоеспособности русской «допетровской армии», а в целом – отсталости России ввиду отсутствия флота, плохой подготовки её войск и т. п. В последнее время, благодаря работам Е. И. Кобзаревой, Б. Н. Флори, А. Котлярчука изживается другой тезис отечественной историографии - об ошибочности этой войны со Швецией как таковой. Наблюдения за ходом военных действий и изучение, на основании архивных источников (в первую очередь, хранящихся в РГАДА), состояния царской походной армии также позволяет по-новому оценить ход переломных событий в Восточной Европе, связанных с русско-польской войной 1654 – 67 гг. и шведским «Потопом» в Польше.

суббота, 20 октября 2012 г.

Dutch-made Russian siege cannons, XVII c.

40-pdr cannon made by A. Koster for Russian government in 1636. Lost at Narva in 1700
"40-фунтовая картауна", изготовленная А. Костером в 1636 г. Потеряна под Нарвой
(Drawing by P.J. Thelott)
CLICK TO ENLARGE

(This material is based on Alexey Lobin & mine article about Russian artillery at the siege of Narva in 1700; see also Alexey’s blog in Russian)
Russians made a lot of large siege cannons in the XVI century, esp. in the reign of Ivan Terrible. But by 1620s the production base & most of masters, who could cast large cannons, were lost. So, Russian government decided to focus their native production on small (regimental) & medium size cannons. Large siege cannons were ordered abroad in Holland. First order was placed in 1630, then followed additional in 1632-34 & 1660s. Dutch-made cannons were called in Russia “golanka” (=from Holland). Their total number is unknown. By 1680s there were about 150 such cannons in Russia. Most of them were a part of the Naryad (Siege Park) in Moscow (83), others were in Novgorod, Pskov, Sevsk & Smolensk. Cannons made in 1630 were lost at Smolensk in 1634. “Golanki” were a core of the Russian artillery parks at the sieges of Smolensk in 1632-34 & 1654 & Riga in 1656. 16 “golanka” from Pskov participated in the siege of Narva in 1700 & were lost there.
Russian “golanki” were casted by Dutch cannon-founders Assver Koster, Everhard Splinter, Ewerhard & Kylian Wegwarts. Their caliber was from 12 to 58 pounds. For example, 16 cannons at Narva in 1700 had the following calibers (after Swedish sources): 2 - 42pdr, 3 – 40pdr, 5 – 39pdr, 2 – 36pdr, 3 – 35pdr, one 30pdr. “Golanki” were decorated by Moscow CoA (St. George on a horse) in the breach part of the barrel.
«Голанки» - русские осадные орудия голландского литья, 1630-1700 гг.
(данный материал основан на нашей с Алексеем Лобиным статье Русская артиллерия в нарвском походе 1700 г.; см. также его блог)
12-pdr cannon made by A. Koster for Russian government
casted in Amsterdam in 1634
12-фунтовая "голанка", изготовленная А. Костеромв 1634 в Амстердаме
(ВИИМАИВиВС, С. Петербург)
В XVI в. русскими литейщиками (в первую очередь Андреем Чоховым и его учениками) было изготовлено большое количество различных осадных орудий. Однако после Смуты производственная база и технологии отлива крупнокалиберных орудий оказались утрачены, и в 1630х русское правительство решило закупить осадные орудия за рубежом. В то время голландская артиллерийская школа считалась одной из самых современных, и заказ был размещен именно там. Первые орудия были заказаны в 1630 еще накануне Смоленской войны – но все они оказались в руках у поляков в 1634 г. Большие партии пушек нидерландские литейщики отливают в 1634-1636 гг. На русской службе голландские осадные орудия («голанки») составили отдельную часть Наряда (осадного парка) - «Большой голландский наряд». Позже именно он составил ударную часть осадного парка, участвовавшего в осадах Смоленска в 1654 и Риги в 1656 г. Дополнительные заказы были сделаны в 1660х годах. «Голанки» имели калибр от 12 до 58 фунтов по русским кружалам, по шведским стандартам 58-фунтовая пушка имела калибр 42 фунта, при этом 12 фунтовые совпадали (это было связано с особенностями перевода весового фунта в калибры, и отличиях в метрических стандартах).

среда, 17 октября 2012 г.

Список начальных людей белгородских копейного, рейтарских и солдатских полков, январь 1699


В продолжение поднятой ранее темы о происхождении Белгородского полка Ригимона-Айгустова (ссылка) посмотрел в РГАДА «Список Белгородских конных, копейного и рейтарских, и пехотных солдатских полков начальных людей … ныне в тех полках налицо, и сколько и каких чинов в те полки в указанное число в дополнку надобно» от 11 января 7207 (1699). В этом документе сначала поименно перечислены все начальные люди всех полков (с указанием русский/новокрещен/иноземец), а затем дана сводная роспись о кол-ве начальных людей в наличии и необходимом «в дополнку». Всего в Белгородском полку было копейный и 6 рейтарских полков, а также 13 «пехотных солдатских». Ниже приведены сводные таблицы по наличному кол-ву начальных людей отдельно по конным и пешим полкам. В легендах в скобках указаны старшие офицеры (полковник; подполковник; майор). Курсивом выделены неразборчиво написанные имена.

воскресенье, 14 октября 2012 г.

Army of Holstein-Gottorp at the beginning of 1700

Holstein-Gottorp CoA from regimental colour
of Bautzen zu Fuss (1700)
Drawing by R. Hall

Army of Holstein-Gottorp in the beginning of 1700 numbered ab. 5,000, incl. ab. 2,000 Swedes rented on Holstein service in October 1699. Holstein native troops consisted of a Corps of Trabanten, one Dragoon & three Foot regiments plus Artillery.
Trabanten Garde numbered 84 men: major Behr, 2 leutenants, 2 wachmeisters, 1 fahnen-junker, 6 korporals, 72 trabanten.
Dragonergarde (Dragoon Guard) under oberst count Gerhard von der Nath (von Dernath) consisted of regimental staff (15 men) & 6 dragoon coys. Each coy was of 50 men: kapitan, lieutenant, fahnrich, wachmeister, 3 korporals, 2 drummers, fahnen-junker, 40 dragoner.
Prinz Cristian August zu Fuss
ar. 1700
Drawing by R. Hall
Leibregiment zu Fuss was of 2 grenadier & 8 musketeer coys. in 2 battalions. 1st battalion was under oberst-leutnant Christoffer von der Meden, 2nd - oberst-leutnant Thielmann Andreas Bergholtz. Prinz Christian August zu Fuss under oberst-leutnant Otto v. Reventlow was of a grenadier & 7 musketeer coys. Oberst Daniel von Bautzen zu Fuss was of 8 musketeer coys. Grenadier coy was of 68 men (incl. 48 privates), musketeer one – 96 (incl. 72 privates).
Artillery company under kapitan Brandt was of 48 men, artillery detachment in Hottorp castle – 8.
Holstein-Gottorp infantry was dressed in red coats & red vests. Cuffs, lapels, collar & lining were of a regimental facing color. Leibregiment zu Fuss had red collar & cuffs, blue lining & brass buttons. Prinz Christian August had blue regimental color & pewter buttons (see illustration at the left). Bautzen had orange regimental color & pewter buttons. Dragoon uniform is presented on the illustration at left. The illustrations are taken from: The Military of Holstein-Hottorp from 1657 to 1715 by Robert Hall, 2003.
In autumn 1699 Holstein rented 4 battalions of Swedish infantry totaled ab. 2,000: 2 battalions of Guvernorsregemente i Wismar (general-lieutenant B. Liewen), battalion from Garnisonsregemente i Wismar & a battalion from Garnisonsregemente i Stade (general-lieutenant Mauritz Vellingk). Liewen’s & Vellingk’s were known on Holstein service under their chief’s names. Garnisonsregemente i Wismar was called “Leibbataillon der Herzogin”. Leib-battalion was of 5 coys, while Liewen’s & Vellingk’s were of 6 coys per battalion instead of standard Swedish 4 coys. Rented troops saved their Swedish uniforms, see Hoglund’s Uniforms of the Great Northern war for details.
  Армия герцогства Гольштейн-Готторп в начале 1700 г.
Dragonergarde, 1700
Drawing by R. Hall
Вооруженные силы герцога Фредерика IV в начале 1700 насчитывали около 5 тыс. чел., вкл. 2 тыс. переданных на гольштинскую службу шведов. Командующим небольшой армией был генерал-майор Йохан Габриэль Банер.
Собственно гольштинские войска состояли из корпуса драбантов, драгунского и 3 пехотных полков и небольшого корпуса артиллерии. Корпус лейб-драбантов насчитывал 84 чел.: майор (Вер), 2 лейтенанта, 2 вах­мистра, фанен-юнкер, 3 премьер-капрала, 3 секунд-кап­рала, 72 рядовых. Лейб-драгунский полк полковника Г. фон дер Натта состоял из полкового штаба и 6 рот, всего 315. В штаб полка входили: полковник, подполковник, майор, полковой квартирмейстер, аудитор, полковой фельдшер, 4 ученика фельдшера, литаврщик, 6 гобоистов, гевальдинер и полковой кузнец. Драгунская рота насчитывала 50 чел: капитан, лейтенант, фенрих, вахмистр, 3 капра­ла, фанен-юнкер, 2 барабанщика и 40 драгун. Все 3 пехотных полка имели различные штаты. Лейб-регимент герцога Фридриха IV состоял из 2 батальонов, каждый из гренадерской и 4 мушкетерских рот. Первым батальоном командовал подполковник К. фон дер Меден, вторым - подполковник Т.А. Бергольц. Гренадерская рота насчитывала 68 чел.: капитан, лейтенант, сержант, 2 флейтиста, 2 бара­банщика, 4 капрала, 48 рядовых. Мушкетерская – 96 чел.:  капитан, лейтенант, 2 сержанта, 2 унтер-офицера, 2 барабанщика, 4 капрала, 6 ефрейторов, 72 рядовых. Пехотный полк принца Кристиана-Августа (подпол­ковник Отто Равептлов) состоял из гренадерской и 7 мушкетерских рот, полк полковника Даниеля фон Баутцена – 8 мушкетерских рот. Артиллерийская рота капитана Брандта насчитывала 48 чел.: капитан, капитан-фейерверкер, 2 штык-юнкера, 2 фейерверкера, сержант, унтер-фейерверкер, 16 констапелей, 15 гантлангеров, бомбардир и 8 гантверкеров. Отдельная крепостная команда в замке Готторп насчитывала 8 чел.: капитан, сержант, 3 констапеля и 3 гантлангера. Все части формировались методом вербовки. Всего гольштейнская армия насчитывала около 3 тыс. чел.

суббота, 6 октября 2012 г.

Taking of Warszawa, 3 September 1704

Varsovie 1703 by Nicolas de Fer (Paris, 1714)
Royal Castle where Horn was on the defensive is in the left of the panorama,
but in the the right part of the plan (a square in the southern part of the city)
Вид Варшавы 1703 г. Николаса де Фера. Королевский замок, где обронялся Горн,
изображен крайним слева на панораме города, но на схеме он справа.
(CLICK TO ENLARGE)

Getting news about Carl XII’s march to Sandomir, August the Strong decided in the beginning of August of 1704 to move from Sandomir to Jaroslaw & then to Bug river. He was accompanied with a Corps of Saxon cavalry of 5 Cuirassier (Garde du Corps, Steinau, Konigin, Beust, Flemming) & 5 Dragoon (Leib, Milkau, Goltz, Brause, Schulenburg) regiments totaled about 5,800. Crown army & Lithuanian troops under Wisniowecki in Southern Poland were about 12-15,000. Also August waited for the arrival of the Russian Auxiliary Corps under Golytcin (12,000 of infantry & 5,000 of Cossacks) & Ukrainian Cossacks under hetman Mazepa (ab. 18,000). These forces were enough to meet Carl XII. August met Golytcin troops at Sokal on August 5, 1704. The effective strength of 11 Russian regiments was 9,080 instead of promised 12,000. Number of Cossacks was 4-6,000. Russian troops were re-organized at Sokal, & Golytcin was replaced by GL (General-Poruchik in Russian) Johann Reinhold Patkul.
Meanwhile August realized that main Swedish army marched from Sandomir to Jaroslaw & Lwow. He decided to take back Warszawa & dispersed supporters of fresh-elected king Stanislaw. On 17 August Saxon war minister Bose wrote to GL M. Schulenburg, who besieged Poznan, to raise the siege & march with the bulk of Saxon army in Great Poland. August the Strong marched from Sokal on August 19, 1704 with army about 20-23,000: ab. 6,000 of Saxons, ab. 4,000 of Cossacks, ab. 4,000 of Poles & 9,000 of Russian infantry. He left the rest of the Crown army under Rzewuski & Lithuanians under Wisniowecki to cover Southern Poland. August expected that they would be joined by Mazepa with his Cossacks. But when Mazepa realized that Carl was approaching Lwow, he preferred to move back to Ukraine.
Crown army of the new king Stanislaw was about 6,000, but their sovereign didn’t trust to most of them. Swedish troops in Warszawa under GL Arvid Horn were about 1,000 of infantry (detached from regiments of the main army) & 200 reitars from Norra Skanska regiments. Also Horn could expect reinforcements from GM Meyerfeld who stayed with 3 regiments (Norra Skanska Rytters, Meyerfeld & Taube Dragoons) in Thorn.    
Arvid Bernhard Horn af Ekebyholm
(6 Apr. 1664 - 17 Apr. 1742)
In August of 1704 he was a general-lieutenant,
an ambassador at Stanislaw's court &
governor of Warszawa
August came to Zamostie on August 21, to Lublin – on 24th. He divided his troops into two columns. One (the most of cavalry) crossed Vistula & marched to Warszawa through left bank of the river. Infantry & a part of Cossacks moved on right bank of Vistula. August vanguard approached Warszawa suburbs on August 28. The same morning Stanislaw, hetman Lubomirski & Horn took a war council. Horn insisted that Stanislaw moved into field with Crown army & attacked August before his troops united. Horn agreed to provide all his reitars to Stanislaw as his escort. The same day Stanislaw marched out of the city and… fled on the south avoiding meet any August’s troops.
Early in the morning of 29th of August a Wallachian choragwie attacked Swedish post at Cracow Gate. Horn immediately ordered all his troops to gather in the Royal Castle. About 400 Swedes were in Latowice (ab. 25-30 km from Warszawa) gathering supplies. Horn ordered them to return, but they were cut-off & destroyed by Brandt. So, Horn had 500-700 troops. On the 1st of September allied infantry came to Warszawa & began to restore a bridge on the left bank of Vistula. The same day allies started a bombardment of the Royal Castle from 4 cannons. Royal Castle was in fact a palace, not an entrenchment. So, Horn was forced to capitulate on the 3rd of September 1704. Together with Arvid Horn were captured a colonel, a major, 6 captain, 6 lieutenants, 6 ensigns & 480 (in other sources – 700) other ranks. From Russian side a brigade under GL Patkul participated in the action. It consisted of 5 regiments (10 batts), 4,603: Patkul (932), Holstein (951), Gortz (919), Bils (888), Gulits (913). The rest of Russian troops & Saxon infantry under Schulenburg arrived after Warszawa fell.
Взятие Варшавы, 3 сентября 1704 
Продолжу о русском вспомогательном корпусе на польско-саксонской службе 1704-1706. В статью о корпусе Паткуля в 46-м выпуске "Старого цейхгауза" вошли только материалы о структуре и численности русских частей, боевой путь, увы, вместить не удалось. Первой операцией, в которой приняли участие полки вспомогательного корпуса, было взятие Варшавы 3 сентября 1704 г.
Голицын с русским вспомогательным корпусом и казаками наказного гетмана Апостола в конце июля (вероятно 25-28-го) прибыл, наконец, в Львов. Здесь он узнал, что Август от Сандомира отошел к Яворову, и дальше на Буг. Русский корпус повернул от Львова на север, и соединился с королем 5 августа в районе Сокаля. Соединенные силы союзников насчитывали, по польским оценкам, около 30 тыс. чел.: 6 тыс. саксонской кавалерии, 3-6 тыс. малороссийских казаков, 9 тыс. русской пехоты и ок. 15 тыс. коронной армии. Саксонская кавалерия генерала-лейтенанта Отто Арнольда Пайкуля (Otto Arnold Paykull) состояла из 5 кирасирских (Garde du Corps, Steinau, Konigin, Beust, Flemming) и 5 драгунских (Leib, Milkau, Goltz, Brause, Schulenburg) полков, всего 5 870 чел. – в РГАДА лежит табель этого корпуса, правда без точной датировки. В лагере у Сокаля состоялся смотр и реорганизация русского вспомогательного корпуса, командование над ним вместо Голицына принял генерал-поручик И.Р. Паткуль.

British squadron under Adm. J. Rooke on Baltic Sea, June-August 1700


Great Britain also agreed to restore Altona Treaty (see also: Dutch squadron under Adm. Almonde) & sent a squadron to Baltic Sea. It’s commander was Admiral James Rooke (Shrewbury), his second-in-command was Rear-Admiral Thomas Hopsonn (Nassau). The squadron consisted of 10 ships-of-line, 2 frigates, 2 fire-ships, a mortar ship & a yacht. It was in total 594 cannons & 3053 men.
Ship
Commander
Years of service
Cannons
Crew
Shrewsbury
Tho. Ley
1695-1711
72
465
Hampshire
And. Leake
1698-1739
44
205
Portland
Ed. Whitaker
1693-1719
46
209
Severn
Rt. Fairfax
1693-1734
46
208
Worcester
Pet. Watton
1698-1713
46
213
Eagle  
Wm. Kerr
1679-1707
62
398
Crown
Wynn
1654-?
44
206
Nassau  
Chris. Myngs
1698-1706
64
368
Carlisle
Fra. Dove
1699-1700
46
208
Salisbury
Rd. Lestock
1698-1739
46
208
Frigates




Lowestoft
Jo. Underdown
1697-1722
30
125
Queenborough
Chas. Croft
?
22
94
Yacht




Mary
Jo. Guy
?
6
25
Fire-ships




Vulture
J. Paul
1689-?
8
45
Vesuvius
Ed. Owen
1690-?
8
45
Mortar (bomb) ship


Carcass
Jo. Martin
?
4
31
TOTAL
16 ships
594
3 053

четверг, 4 октября 2012 г.

Пенской В.В., Пенская Т.М. Первые годы существования Белгородского пехотного полка (на правах рецензии)


Продолжу благодарное дело рецензирования. Так получилось, что большинство материалов по интересующим меня тематикам последние несколько месяцев появляются исключительно на milhist-е, поэтому так сложилось, что пишу только о статьях с данного ресурса. На этот раз на сайте выложена статья: Пенской В.В., Пенская Т.М. Первые годы существования Белгородского пехотного полка 1697—1705 (ссылка). Как следует из названия речь идет об истории создания и службе солдатского полка, сформированного в 1697 г. в Белгороде, и известном в годы войны сначала по имени командира – Айгустова, а с 1708 – уже официально Белгородского пехотного (солдатского). Авторами предложена интересная, но спорная версия создания данной части, а также прослежен боевой путь полка до размещения пехоты главной армии на зимние квартиры осенью 1705. Чем продиктован именно такой временной отрезок – непонятно. Покорение Ингрии закончилось в 1704, и конец 1704-06 – это Литовская (или Гродненская) операция. Началась она с переброски полков Репнина в Литву осенью 1704, затем развертывание главной армии в Литве и занятие Курляндии, отход от Гродно к Киеву и вновь – возвращение в Литву. Статья проиллюстрирована 3 рисунками С. Шаменкова, атрибуция одного из них вызывает вопросы.  
"Фузилер полка Айгустова по описанию
Ч. Витворта 1704-05" (SIC)
Солдат одного из полков команды 
г-м А. Шарфа в Вильно в феврале 1705 
по описанию Ч. Витворта
Рис. С. Шаменков
Начнем с вопросов по созданию полка. Во-первых, из авторского текста неясно, кто из двух братьев Ригимонов все-таки был первым командиром полка, Христофор Андреевич (с. 431), или Карл Андреевич (с. 433). Оба в конце 1690х служили в белгородских полках, и оба генерал-майоры. Судя по приведенным отрывкам биографии – все-таки Карл, что совпадает с нашими данными. Более существенным является вопрос создания полка. Согласно версии авторов, полк был сформирован в Преображенском из солдат Преображенского и Семеновского полков в качестве 4-го московского выборного полка (с. 432). Основанием для этого является следующая фраза из полковой «сказки» Белгородского полка 1720 г.: «Белгородский полк состоялся в регулярной службе… по разбору господина генерала А.М. Головина в прошлом 205 году из гвардии [подчеркнуто мною],  из Преображенского и Семеновского полков, а в дополнение было придано из новоприборных солдат, которые шли волею в службу». На основании этой цитаты авторами были сделаны следующие предположения: а) полк формировался в Москве в Преображенском; б) полк обучал сам Головин; в) полк был 4-м московским выборным. Никаких дополнительных подтверждений данным тезисам, кроме приведенной цитаты, нет. На основании каких данных авторы определили, что полк формировался именно в селе Преображенском, «штаб-квартире Преображенского полка»,  (с. 432) – неясно. Также непонятно, на основании каких данных авторы определили, что А.М. Головин не только провел разбор (т.е. определил людей, которые пойдут на формирование новой части), но и на первых порах «занимался обучением солдат полка» (с. 433). Характеристика, данная Куракиным Головину, никакого отношения к формированию данного полка не имеет. Кстати, в этом случае получается, что именно А.М. Головин был первым командиром данной части, а не просто человеком, отвечавшим за ее набор. Предположение о том, что Белгородский полк был «4-м московским выборным» не подтверждается никакими документами, все упоминания о нем (например, в том же Военно-походном журнале Шереметева) – именно как о «белгородском». Также необходимо остановиться и на самой фразе, на основании которой авторами было сделано столько выводов. Термин «гвардия» в отношении чинов Преображенского и Семеновского полка указывает, что данное утверждение было сформулировано в 1720х, а не является переносом из более ранних документов, т.к. до 1700 г. использовался термин «выборные полки». Это, видимо, связано с тем, что согласно той же «сказке» Белгородского пехотного полка, все полковые бумаги были утеряны в 1711 г. на Пруте. Таким образом, мы имеет дело с упоминанием события, произошедшего более 20 лет назад, о котором не сохранилось четких документальных указаний, и восстановленного «по памяти». Тем не менее, данная фраза явилась основанием для целой версии об истоках формирования и начальном статусе данного полка. 

понедельник, 1 октября 2012 г.

Swedish grenadier plate of Livgardet till fot, 1720-30s

Swedish grenadier plate of
Livgadet till fot, 1720-30s
Налобник гренадерской шапки
полка Пешей гвардии, 1720-30е

(Armemuseum, Stockholm)
This grenadier plate is attributed as Kunlig Majestats Livgardet till fot in the first half of the Friedrich I's reign.  Below is a drawing of guard grenadiers in the hats with such plate by Einar Strokirch. He wrote that they were of Carl XII's reign. But I believe that their fashion is 1720-30s. Strokirch's source is unknown.
Grenadiers of Livgardet till fot
Гренадеры Пешей гвардии
Drawing by E. Strokirch
(Svenska armens munderingar 1680-19-05. Stokholm, 1911)
Налобник гренадерской шапки шведского полка Пешей гвардии, 1720-30е
Данный налобник относится к правлению Фредерика I (1720-1751), и атрибутируется как полк Пешей гвардии. Вероятнее всего он относится к 1720-30м. Эйнар Строкирх в своем альбоме по шведской униформе нарисовал гвардейских гренадер в шапках с подобным налобником, но указал, что это гренадеры Карла XII. Однако в годы ВСВ шведская армия подобных мундиров с лацканами и шапок не носила точно. Между тем их фасон указывает, что это вероятнее всего 1720-30е. К сожалению, источник Строкирха неизвестен.