понедельник, 31 марта 2014 г.

Saxon siege artillery, captured at Dunamunde on Dec 1701

Two Saxon 24-pdr cannons, captured at Dunamunde:
- cast in 1686 (top)
- cast in 1653 (bottom)
(Drawing by J. Thelott, Armemuseum, Stockholm)
Saxons opened operations against Riga in February of 1700 (see more), but they brought the siege artillery to the city only in July of 1700. On 18 July the Polish-Saxon army (see more) crossed Duna river & on the next day it defeated Swedish army under Otto Welling in the battle of Probstingoff or Jungfernhoff (modern Jumprava). The victory allowed Saxons to start siege work & create batteries on the right bank of Duna river. The bombardment started on 27 August. Saxons brought a limited volume of powder & cannon-balls from Saxony, and they were over by 8 of September. It made King August to lift the siege & retreat back on the left bank of the Duna. The siege artillery was put in Dunamunde fortress.
Two Saxon 24-pdr cannons, captured at Dunamunde:
- cast in 1696 (top)
- cast in 1686 (bottom)
(Drawing by J. Thelott, Armemuseum, Stockholm)
In July of 1701 Saxon army was defeated by Karl XII in the battle on Duna river & retreated into Courland. Dunamunde was blocked by Swedish troops. It's garrison consisted of unknown number of Saxons under colonel Kanitz & 4 coys of Russian infantry (ab. 460 men) under lieutenant-colonel Herman (Eremey) Schwart. It capitulated on 21 December 1701 on the terms of free passage. On 28 December the garrison numbered 1074 men, both Saxons & Russians.  
Swedes captured in Dunamunde 79 cannons (incl. 2 ex-Swedish lost in March of 1700) & 18 mortars.
The Saxon cannons (77) were the following: 36 24-pdr, 2 16-pdr, 21 12-pdr, 10 6-pdr, 8 3-pdr.
Saxon mortars (18): 4 196-pdr, 4 96-pdr, 4 64-pdr, 3 32-pdr, 3 16-pdr.
The most of cannons & mortars were casted in 1650-1680s. Their description you can see in the "Specification of the trophies" at the bottom of the post. The engravings of the trophied cannons were done by J. Thelott.

Саксонская осадная артиллерия, захваченная в Дюнамюнде 22 декабря 1701 г.

Saxon cannons, captured at Dunamunde:
- Polish 3-pdr (left)
- 196-pdr mortar 
- Saxon howitzer
(Drawing by J. Thelott, Armemuseum, Stockholm)
Саксонцы начали операции против Риги еще в феврале 1700 (см подробнее), но крепнокалиберную артиллерию для ведения нормальной осады привезли лишь в конце июля 1700 г. Разбив Веллинга 19 июля в сражении при Пробштингофе или Юнгфернхофе (совр. лат. Jumprava), саксонцы подошли к стенам города и начали сооружение батарей. Бомбардировка началась 27 августа, но запасы привезенных из Саксонии пороха и ядер были незначительны, и уже 8 сентября король Август был вынужден снять осаду, и увезти осадную артиллерию на зиму в Дюнамюнде (переименованную в Августбург). Весной 1701 возобновить осаду Риги саксонцам не удалось. В июле они были разбиты в битве на Двине, и отступили вглубь Курляндии. Гарнизон Августбурга под командованием полковника Каница был отрезан и сидел в блокаде до 21 декабря 1701, когда, наконец,
Saxon mortars, captured at Dunamunde:
- 64-pdr
- 32-pdr
(Drawing by J. Thelott, Armemuseum, Stockholm)
капитулировал на правах свободного выхода. Надо отметить, что в июле 1701 в Августбург были направлены 2 роты полка Томаса Юнгора (капитанов Ивана Колтовского и Ивана Мещерского), рота капитна Василия Владычкина из полка Тимофея Трейдена и рота капитана Степана Оленина из полка Дениса Рыддера - всего около 460 чел. под общим командованием подполковника Еремея Шварта из полка Юнгора. На 28 декабря гарнизон насчитывал 1074 чел., сколько из них было русских и подробности их возвращения домой неизвестны, Еремей Шварт указан подполковником одного из солдатских полков главной армии уже в конце 1702 г.
В Дюнамюнде шведы захватили 79 пушек и 18 мортир. Пушки: 36 24-фунтовые, 2 16-фунтовые, 21 12-фунтовая, 10 6-фунтовых, 10 3-фунтовых (вкл. 2 бывшие шведские захваченные весной 1700 г.). Мортиры: 4 196-фунтовые, 4 96-фунтовые, 4 64-фунтовые, 3 32-фунтовые, 3 16-фунтовые.
Большинство из указанных орудий были отлиты в 1650-1680х, но также встречаются и образцы, отлитые в XVI веке. Отлив крупнокалиберных орудий был дорогим и трудоемким делом, и в XVIII в. считалось абсолютно нормальным использовать качественно отлитые орудия, которым по 50-100 лет. Это позволяет по-иному взглянуть на рассхожий термин об "устареших образцах орудий" под нарвой в 1700 г.
Описания всех захваченных пушек приведено в "Спецификации...", а рисунки 20 пушек и 5 мортир приведены в работе Я. Фелотта.  


среда, 26 марта 2014 г.

Алексеев Ю.Г. Кампания 1472 года. Победа на Оке

Еще один материал замечательного советского и российского историка Юрия Георгиевича Алексеева, посвященный кампании 1472 г. против татар Большой Орды: Алексеев Ю.Г. Кампания 1472 года. Победа на Оке // Вестник СПбГУ. Сер. 2. 2005. СПб. 2005, Вып. 1. С. 3-18

Кампания 1472 г. Победа на Оке. 

События 1472 г. на южном рубеже Русской земли обычно не привлекают особо­го внимания историков. Н.М. Карамзин и С.М. Соловьев ограничиваются кратким пересказом летописных известий без их анализа и оценки событий.1 К.В. Базилевич дал краткий, хотя и содержательный, анализ событий, используя Воскресенскую, Софийскую II и Львовскую летописи и Великокняжеский свод конца XV в. (ВКЛ).2 В.В. Каргалов приводит краткий очерк событий, отмечая основной факт — военное поражение Ахмата.3 Наибольшее значение событиям 1472 г. придает А. А. Горский, считая их фактическим концом зависимости от Орды, но его внимание сосредото­чено на политических, а не военных сюжетах.4 Н.С. Борисов посвятил событиям 1472 г. всего несколько строк, отказавшись от анализа по существу («сведения ис­точников туманны, а мнения историков противоречивы»).5 Военные историки так­же не проявляют к событиям 1472 г. никакого интереса. В трудах Е.А. Разина и А.А. Строкова нет ни одного слова об этих событиях, хотя оба советских историка (в отличие от их дореволюционных предшественников) относятся к русской воен­ной истории с должным уважением и вниманием.
Тем не менее события 1472 г. на южном стратегическом направлении и по су­ществу своему, и по последствиям вызывают особый интерес. Это первая победа русских войск над главными силами Большой Орды, под предводительством само­го хана.6

вторник, 25 марта 2014 г.

Алексеев Ю.Г. Кампания 1471 г. в Заволочье

В дополнение к статье о Шелонской битве 1471 г. (ссылка) выкладываю еще один материал замечательного советского и российского историка Юрия Георгиевича Алексеева: Алексеев Ю.Г. Кампания 1471 г. в Заволочье // Прошлое Новгорода и Новгородской земли. Великий Новгород, 2003. с. 20-33

Кампания 1471 г. в Заволочье. 

Заволочье (Двинская земля) представляла особую ценность для господина Великого Новгорода. Попытка Двинской земли отложиться от Новгорода в 1397 - 1398 гг. вызвала карательную экспедицию во главе с посадником Тимофеем Юрьевичем, которая подвергла Заволочье беспощадному разгрому1. Готовясь к походу 1471 г. великий князь отправил на Двину воевод Василия Образцова и Бориса Слепца Тютчева2 с устюжанами и вятчанами.
События на северном театре войны освещены почти во всех русских летописях. Великокняжеская летопись (ВКЛ), сообщив об отправке 31 мая Василия Образца и Бориса Слепца соответственно на Устюг и на Вятку возвращается к этому сюжету после описания событий на главном театре войны - Шелонской битвы и прибытия великого князя на Ильмень, «на место, завомое Миру берег и Коростынив, 27 [июля] в суботу. А в той же день бои был воеводам великого князя с Двиняны». Далее следует киноварный заголовок «Бои на Двине» и текст: «Василью Федоровичу Образцу, а с ним Устюжане да и прочий вой, да Борису Слепцу, а с ним Вятчане». «А был им бой на Двине с князем Васильем Шуйским, а с ним Заволочане все и Двиняне. Было же с ним рати 12 тысяч, а с великого князя воеводами было рати 4 тысячи без 30 человек. Быстро же бой им вышед из суд обо пеши, и начаша ся бити о третьем часе дни того биши же ся и до захоженья солнечного, и за руки емлюще сечахуся. И знамя у Двинян выбиша, а трех знаменщиков под ним убиша, убили /20/ бо первого, ино другой подхватил, и того убили, ино третей взял. убивши же третьего, и знамя взята. И так Двиняне възмаюшася. И уже к вечеру одолеша полци великого князя и изоиша множество Двинян и Заволочан, а инии истопоша. А князь их ранен вкинулся в лодку убеже на Калмогоры, многих же и руками изнимаша. Потом же и градкы их поимаша. и приведоша всю землю, ту за великого князя. Убиша же тола князя великого рати 50 Вятчанинов, да Устюжанина одного, да Борисова человека Слепцова Мигу на, а прочий вси Богом сохранени быта»3

воскресенье, 23 марта 2014 г.

Swedish troops in the battle of Lesnaya, 9 Oct 1708 by Robert Petre

Below are the strength & losses of the Swedish troops in the battle of Lesnaya on 9 Oct 1708 from Robert Petre's memories. He was an ensign (fahnrik) in Halsinge regiment of Lewenhaupt Corps & participated in the battle of Lesnaya.
  • First column - losses in the battle (estimated by R. Petre)
  • Second column - actual strength on a review on 10 October 1708
  • Third column - total strength of a unit (estimated by R. Petre)



In reality, the only profound data are figures of the review on 10 Oct 1708 at Propoysk on the next day after the battle of Lesnaya. The other figures are Petre's estimation & they are not 100% accurate.

Source: Petre R. Fanrik Robert Petre dagbok 1702-1709. // Karolinska krigares dagboker. B. 1. Lund. 1903. S. 148-149.

Шведская армия при Лесной из дневника Роберта Петре.

Вопрос численности и потерь шведов в битве при Лесной до сих пор вызывает вопросы. Во многих источниках приводятся данные, согласно которым шведы потеряли 6 397 чел, и после боя в строю осталось 6 502. Источником этих цифр является дневник Роберта Петре, прапорщика Хельсингского пехотного полка, участвовавшего в сражении при Лесной 9 октября 1708. При внимательном знакомстве с источником выясняется, что единственной достоверной цифрой является только численность полков на смотре 10 октября 1708 в Пропойске на следующий день после боя. Потери Петре посчитал путем вычитания из примерной (!) округленной (!) численности частей.

Алексеев Ю.Г. Победа на Шелони

Недавно на милхисте была размещена статья Несина, посвященная Шелонской битве 1471 г. Так сказать "в догонку" решил выложить материал Юрия Георгиевича Алексеева, посвященный этому же сражению и кампании против Великого Новгорода: Алексеев Ю.Г. Победа на Шелони // Неисчерпаемость источника: К 70-летию В.А. Кучкина - М.: Памятники исторической мысли, 2005. С. 276-297

Победа на Шелони 

Основным источником для изучения кампании 1471 г. является великокняжеская летопись (так называемый Свод конца XV в,)1. Основу известии ВКЛ о походе 1471 г. составляет походный дневник великого князя, содержащий точные даты, реалии и формулировки документального характера. Это придает рассказу ВКЛ особую ценность. Однако в руках составителя рассказа дневниковые записи подверглись, видимо, сокращению и переделкам и были растворены (перемешаны) с текстами нарративного характера. Возможным источником этих текстов могли быть в отдельных случаях показания очевидцев - участников событий, содержащие красочные подробности и эмоциональные детали. Тем не менее дневниковые записи показывают с наибольшей полнотой и точностью распоряжения и действия военно-политического руководства и главного командования великокняжеских войск.
Особый характер носят «Словеса избранные», встречающиеся в разных летописях (например, в Новгородской IV по списку Дубровского)2. Это публицистическое произведение, включающее, однако, некоторые реалии, отсутствующие в других источниках.
К весне 1471 г. переговоры Ивана III с Новгородом зашли в тупик. В Новгороде пришла к власти пролитовская партия, которая приглашала на новгородский стол короля Казимира и замышляла с ним договор, направленный против великого князя Московского. Узнав о договоре с Казимиром, «князь велики разосла по братию свою и по век епископы земли своем, и по князи и по боаря свои, и по воеводы, п но вся воа своа».

среда, 19 марта 2014 г.

Russian losses in the battle of Jakobstadt, 5 Aug 1704

Lewenhaupt wrote that Russian & Lithuanians lost at Jacobstadt (see more) ab. 2,300 killed & 287 (other sources – 230) PoWs. According to Russian documents Russian losses were the following:

Regiment
Strength
Lost (1)
Wounded
Notes
1
Smolensk Szclachta
742
5
2

2
Smolensk Reitars
660
10
8

3
Smolensk Dragoons
572
10
10
(2)
4
Sukhotyn Dragoons
711
101
50

5
Nechaev Streltzy
802
234
70

6
Protopopov Streltzy
847
251
60
(3)

TOTAL
4334
611
200

Notes:
(1) - killed, PoWs & deserters
(2) – total losses (lost & wounded) were major Kropotov (wounded) & 19 dragoons. Numbers of lost & wounded are estimated (50/50 of 20)
(3) – Protopopov didn’t provide data about wounded. The number is estimated.
Pay attention, that real strength differed from authorized one at the start of the campaign (see about Korsak’s Corps here)
Additional details see in my article: Великанов В.С. «Якобштадская конфузия»: русский корпус Б.С. Корсака в сражении при Якобштадте 5 августа 1704 г. // Военно-исторический журнал "Старый Цейхгауз". № 55 (5/2013). М. 2013. СС. 80-87. (see announcement here)

Потери русских войск в сражении под Якобштадтом 5 августа 1704 г.

Шведы оценивают потери союзной литовско-русской армии под Якобштадтом (см также здесь) в 2 300 убитых и 287 (по другим данным – 300) пленных. Эти данные, мягко говоря, преувеличены. Согласно полковым отчетам, найденным мною в РГАДА, потери русского корпуса Корсака (см его состав здесь) составили около 600 чел. «не вышедшими из боя» (убитые, пленные, дезертиры) и около 200 раненных.  
Полк смоленской шляхты состоял из 7 рот, в т.ч. 5 рот смоленской шляхты и по роте бельской и рославльской, и насчитывал 710 шляхтичей и 21 начального человека (по ротмистру, поручику и хорунжему в каждой из рот). Кроме этого, «за полком» (т.е. сверхштата) в поход выступили 2 полковника, 4 ротмистра и 5 московских чинов. Потери составили 5 шляхтичей убитыми, один шляхтич и генеральный поручик Швыйковский ранеными.

суббота, 15 марта 2014 г.

Походы Карла XII. Том 1. Зеландия и Нарва

В конце февраля вышел, наконец, русский перевод двух глав шведского издания "Карл XII на поле боя" (Karl XII Pa Slagfaltet. Stockholm, 1918-1919), посвященных высадке шведских войск в Зеландии и сражении под Нарвой в 1700 г. Данное исследование было подготовлено группой шведских историков и офицеров генерального штаба под руководством подполковника Карла Бенедиха, и до сих пор, наряду с работой Розена, является одной из основных комплексных работ, посвященных участию шведской армии в Великой Северной войне 1700-1721 гг.
Проект готовился больше года, и я в нем выступил в качестве одного из редакторов. Перевод и редактура - Олег Шолин, иллюстрации - Николай Зубков и Александр Ежов, карты - Илья Кудряшов. В качестве приложения приведены статьи Максима Нечитайлова о структуре и организации датской армии, и моя - о шведской армии и флоте.
При подготовке раздела по Нарвскому сражению мы столкнулись с тем, что многие данные по русской армии в исходном шведском тексте безнадежно устарели. Тем не менее, было принято решение дать полный перевод, снабдив его, по возможности, редакторскими комментариями.
Подробнее см тут:
http://imperia-books.ru/magazin/nordwar/karl-xii-narva/

Polish troops of Lzedmitry I under J. Mniszchek, 9 Sept 1604

The pretender on the Russian throne Lzedmitry I raised an army of Polish troops for his first campaign in Russia in summer of 1604. On a review on 9 September 1604 at Hilyany they numbered about 3 000 men (580 Hussars, 1050 Petiorcy, 200 Haiducks, 620-720 Pancerni-styled Cossacks & 400 of Polish Foot). The hetman was J. Mniszchek.
- Pulk under Adam Zulicki: 5 choragwies, 780 men
- Hetman's Pulk under Stanislaw Gogolinski: 8 mounted (incl. 3 of Hussars) & 3 foot choragwies, 1400 men
- Pulk under Adam Dworeycki: 5 choragwies, 600 men
See details on choragwies below (the source is: Zabczyk J. Mars Moskiewski krwawi // Вержбовский Ф.Ф. Материалы к истории Московского государства в XVI и XVII вв. Вып. 3. "Смутное время" в современной польской литературе. Варшава. 1900). These troops were the bulk of Lzedmitry I forces in the first campaign of 1604-1605.

Польские войска Лжедмитрия I на смотре в Хилянах 31 августа/9 сентября 1604

Для своей экспедиции в Россию Лжедмитрию I и Ю. Мнишеку удалось набрать около 3 тыс. поляков. Эти войска (580 гусар, 1050 пятигорцев, 200 гайдуков, 620-720 панцерных казаков и 400 польской пехоты) были разделены на 3 полка:
- гетманский полк под командованием Станислава Гоголинского, 8 конных (вкл 3 гусарские) и 3 пеших (гайдукская и 2 польской пехоты) хоругви, 1 400 чел.
- полк Адама Зилинского, 5 хоругвей, 780 чел.
- полк Адама Дворецкого, 5 хоругвей, 600 чел.
Перечень хоругвей по полкам (см ниже) приведен в рифмованной хронике Яна Забчика (Zabczyk J. Mars Moskiewski krwawi // Вержбовский Ф.Ф. Материалы к истории Московского государства в XVI и XVII вв. Вып. 3. "Смутное время" в современной польской литературе. Варшава. 1900). Эти польские войска составили костяк армии Лжедмитрия I в кампанию 1604-1605 гг.

среда, 12 марта 2014 г.

Imperial army under Montecuccoli entered Transilvania, August 1661

In August of 1661 Emperor Leopold I sent an army under FM Raimundo Montecuccoli in Transilvania to support Janos Kemeny (see Wiki for more details). It consisted of 16 regiments zu Pferd, one of Croats, 6 Frei-companies & 15 regiments zu Fuss in 3 Corps:
  • Feldmarschall-Leutenant Johann Reichard graf Starhemberg: 2 regiments zu Pferd (Heister, Knigge) & 4 regiments zu Fuss (Johann Reichard Starhemberg, Ludwig Raduit Souches, Otto Wallis, Cobb) 
  • Feldmarschall Raimundo Montecuccoli: 9 regiments zu Pferd (Raimund Montecuccoli, prince Ruppert, Pfalzgraf von Simmern-Zweibruckn, Iohann Sporck, Franz Scheidau, Clemens Caprara, Fabri, Peter Buschieri, Mainz regiment under Bosfeld), one of Croaten (Souschentz), 3 Bavarian Frei-companies under Obrist-Leutenant Nikolaus Honning, 5 regiments zu Fuss (Markgraf Leopold Wilhelm von Baden, Peter Strozzi, Cobb, Bavarian regiment Puech of 8 coys, Coln regiment Roist of 11 coys) 
  • Feldzeugmeister Ludwig Raduit Souches (Komorn): 5 regiments zu Pferd (GFWM Sigmund Friedrich graf von Gotz, Schaaf, Enea Silvio graf Piccolomini, Bernhard Walther, Beichere), 3 Kurmainz Frei-company, 6 regiments zu Fuss (La Cron, Adolf Buchheim, Franz de Mercy, regiments from Munster, Mainz & Wurzburg) 
Their campaigns of 1661-62 were a prelude to the Austrian-Turkish war of 1663-64.

Source: Staudinger's Geschichte des bayerischen Heeres: Geschichte des kurbayerischen Heers insbesondere unter Kurfurst Ferdinand Maria 1651-1679. SS. 494-495.

воскресенье, 9 марта 2014 г.

Uniforms of the Reich Armee in 1734-35, part 6: Westfalen Kreis

Westfalen or NiederRheinisch Kreis (Circle) provided only 2 infantry regiments (4 batts, in some sources they are mentioned as independent regiments) & a Reiter squadron in 1734. Many Westfalen states avoided from the participation in the campaign. Infantry regiment Westerwald composed of 2 battalions, La Marck & Weid-Runkel (each of about 500 men). Second regiment was provided by Coln & Padeborn. Kurkolnisch battalion was under Luninghausen command, Paddeborn - colonel Herman Werner von Schorlemer. The Reiter squadron was about 400 men.

Data from Feldzuge des Prinzen Eugen von Savoyen. B. 19. Illustrations from Bleckwenn/Gudenus Reiter, Husaren und Grenadiere: Die uniformen der Kaiserlichen Armee am Rhein 1734.  

среда, 5 марта 2014 г.

Russian cannons lost in the battle of Saladen, 29 March 1703

Russian cannons, lost in the battle of Saladen:
- 2-pdr cannon made in Sweden in 1634 (2-фунтовая пушка, отлитая в 1634 в Швеции)
- 3-pdr cannon made in Nurnberg for Boguslav Radziwill (3-фунтовая пушка, отлитая в Нюрнберге для Богуслава Радзивилла)
(drawing by J. Thelott, Armemuseum, Stokholm)
CLICK TO ENLARGE
 Allied Russian-Lithuanian troops lost 11 cannons in the battle of Saladen (see more about the battle, link). All of them belonged to the Russian Streltzy regiments Nechaev (6 cannons) & Protopopov (5 cannons). Their dscription is available in the "List of Saladen trophies" (Forteckningh af dee Ryska Tropheeerna som toges da Hans Kongl Maijttz Kanung Carls des XIIs Trouppar 900 man starcke, under Ofwersten Gref Adam Leijonhaupt, uth Commenderade uthur Curland af general Majoren och Gouverneuren Stuart, sampt forstarckte med 400 Man uthur Rigas Garnizon af General Lieutenanten och Gouverneuren Frolich, under Ofwersten Cloot. Slogo den 19 Martij 1703 intet langt fran Birzen I Littowen wijd Jagarini 6000 Ryssar och Littower). Nine of 11 cannons were drawn by Swedish engraver J. Thelott (he didn't draw the same cannons).  The cannons were the following:
- two 3-pdr cannons made in Nurnberg for prince Boguslav Radziwill
- eight 2-pdr cannons. Five of them are Russian-made. One cannon was called "Chiz" (a siskin) & was made in 1651. The rest four were made in 1670-80s. One more cannon was made for Fridrich-Wilhelm Kurfurst of Brandenburg, one in 1629 for a colonel Waldstein & one in 1634 in Sweden (decorated with Wasa's coat of arms).
- one small 1,5-pdr Polish-made cannon
Russian cannons, lost in the battle of Saladen:
- 2-pdr cannon made in 1629 for colonel Waldstein (2-фунтовая пушка, отлитая в 1629 для полковника Валдштейна)
- 2-pdr Russian cannon (русская 2-фунтовая пищаль, вероятно "классические" 3 аршина 7 вершков)
(drawing by J. Thelott, Armemuseum, Stokholm)
CLICK TO ENLARGE
All cannons are attributed by Alexey Lobin. 
As I wrote, all 11 cannons belonged to the Russian regiments, but 6 of them had non-Russian origin. Evidently they were trophies of the 1654-67 war.

* - for additional details see my article: Великанов В.С. "Салатские трофеи": полковое имущество стрелецких полков Нечаева и Протопопова, потерянное в сражении при Салатах 18/29 марта 1703 г. // Военно-исторический журнал "Старый Цейхгауз". № 52 (2/2013). М. 2013. СС. 3-13. 

Русские орудия, потерянные в сражении при Салатах, 18/29 марта 1703

Russian cannons, lost in the battle of Saladen:
- 1,5-pdr Polish cannon (полутора-фунтовая польская пушка)
- 3-pdr cannon made in Nurnberg for Boguslav Radziwill (3-фунтовая пушка, отлитая в Нюрнберге для Богуслава Радзивилла)
(drawing by J. Thelott, Armemuseum, Stokholm)
CLICK TO ENLARGE
В сражении при Салатах союзники потеряли 11 пушек (см подробнее материалы об этом сражении ссылка), все они принадлежали двум русским стрелецким полкам Нечаева (6 пушек) и Протопопова (5 пушек). Описания всех пушек приведены в "Списке салатских трофеев" (Forteckningh af dee Ryska Tropheeerna som toges da Hans Kongl Maijttz Kanung Carls des XIIs Trouppar 900 man starcke, under Ofwersten Gref Adam Leijonhaupt, uth Commenderade uthur Curland af general Majoren och Gouverneuren Stuart, sampt forstarckte med 400 Man uthur Rigas Garnizon af General Lieutenanten och Gouverneuren Frolich, under Ofwersten Cloot. Slogo den 19 Martij 1703 intet langt fran Birzen I Littowen wijd Jagarini 6000 Ryssar och Littower), а 9 из них были зарисованы придворным шведским гравером Я. Фелоттом*. Из 11 пушек две имели калибр 3 фунта, 8 - 2 фунта, и одна - полтора фунта:
- две 3-фунтовые пушки, отлитые в Нюрнберге для князя Богуслава Радзивила
- одна 2-фунтовая русская пищаль "Чиж", отлитая в 1650-51 гг. одним из учеников Андрея Чохова