понедельник, 28 сентября 2015 г.

Рогожин А.А. Генрих Цёге фон Мантейфель: штрихи к биографии.

Еще одна замечательная статья Александра Рогожина, посвященная представителям генералитета русской армии вт. пол. XVII – пер. четв. XVIII в. На этот раз речь пойдет об Андрее Цее, он же Генрих Цеге фон Мантейфель, он же Heinrich Zoge (Szoege) v. Manteufell. Уже после публикации этого материала были выявлены дополнительные сведения о Цее, в частности, чин генерал-поручика он, вероятно, получил осенью 1688 г. (летом 1688 в полку С.П. Неплюева еще упомянут генерал-майором, при росписи войск на поход 1689 – уже генерал-поручик), а также о его участии в Казыкерменском походе 1695 г. (см подробнее: ссылка). Ист.: Рогожин А.А. Генрих Цёге фон Мантейфель: штрихи к биографии. // Studia internatinalia: Материалы IV международной научной конференции «Западный регион России в международных отношениях Х-ХХ вв.» (1-3 июля 2015 г.). Брянск, 2015. С.  102-110.
English summary: a material about Heinrich Zoge von Manteuffel, whom served in Russian army since 1660s & achieved a rank of General-Poruchik (GL) by 1689. He died in Moscow in 1701.  

Генрих Цёге фон Мантейфель: штрихи к биографии
Генералитет второй половины XVII-начала XVIII вв. до сих пор остается одним из наименее исследованных вопросов в отечественной историографии. Это утверждение на первый взгляд парадоксально, ведь работы по истории русской армии этого периода, в особенности петровской эпохи, исчисляются десятками, если не сотнями. При этом значительную часть историографии составляют либо впечатляющие обзоры, затрагивающие столько вопросов развития вооруженных сил, что на генералитет банально не остается сил, либо же биографические очерки об отдельных выдающихся военачальниках, чье успехи известны и, как правило, четко задокументированы. История генералитета эпохи Петра I особенно пестрит пробелами. Безусловно, генералитет полков «нового строя» допетровской России и вовсе начал основательно изучаться лишь в последние пару десятилетий, но сама его малочисленность, в пределах двух десятков человек, позволяет надеяться на более-менее успешное завершение исследовательский усилий. Состав генералитета русской армии эпохи Петра I на порядок больше, при этом популярность петровских преобразований у историков подпитывает иллюзию, что перипетии службы генералов конца XVII-начала XVIII в. вряд ли могут представлять интерес и таить в себе какие-либо открытия. Однако в реальности, много ли мы знаем о фигурах «второго ряда», чьи подробности жизни растворялись в тени возвышавшихся над ними таких «титанов», как А.Д. Меншиков, Б.П. Шереметев или кн. М.М. Голицын? Что мы можем написать о частных и служебных отношениях, уровне достатка, брачных, родственных и дружеских связях, патронах и клиентах десятков бригадиров, генерал-майоров и генерал-поручиков периода непрерывных войн с Турцией, Швецией и Персией?

понедельник, 21 сентября 2015 г.

Снова о 1-м Крымском походе 1687 г., или о чем забыл рассказать Гордон

Не секрет, что в отечественной историографии основным источником по 1-му Крымскому походу с середины 19 века является Гордон, точнее его пересказ, сделанный Н.В. Устряловым аж в 1858 г.! В 2009 г. данный дневник был опубликован Д.Г. Федосовым на русском языке с развернытыми комментариями, но каких-либо исследований, выполненных с учетом этого источника мне пока не попадалось. Причем в РГАДА поход 1687 г. - это тот нечастый (!) случай, когда, что называется, "только копни": объемы сохранившихся документов измеряются тысячами листов. Есть среди них и еженедельные отписки В.В. Голицына в Москву. Я ради интереса сравнил эти данные с дневниковыми записями Гордона.

суббота, 19 сентября 2015 г.

четверг, 17 сентября 2015 г.

вторник, 15 сентября 2015 г.

French Armée de Flandre 1748

French army in Flanders at the beginning of 1748 was of 130 batts & 173 sqns. In April-May 1748 it received additional reinforcements of 53 batts (incl. 6 of Guards) & 111 sqns. In result its strength reached 183 batts & 173 sqns for the 1748 campaign (see details by regiments below):

воскресенье, 13 сентября 2015 г.

Table of Prussian generals & colonels, XVII-XVIII c.

Tabelle zur Uebersicht sämtlicher Königl. Preuß. Generalfeldmarschälle, Generale von der Kavallerie und Infanterie, Generallieutenants, Generalmajors und Obristen, welche Regimenter gehabt haben : nach alphabetischer Ordnung, durch welche auch besonders die Familien bemerkbar werden, welche dem Staate im Militärdienste brauchbare Männer geliefert haben. Berlin, 1791. 32 S. (link)


четверг, 10 сентября 2015 г.

вторник, 8 сентября 2015 г.

Foreign officers in Russian army, 1696 & 1721

It’s a common point of view, that Peter the Great invited foreign officers in Russian army. I compared a number of foreigners in 1696 (before Peter’s reforms in army) & in 1720-21 (when the Great Northern war finished). The total army’s size & a number of officers were similar, but a share of foreigners reduced very seriously:
Table. A number of officers in the field regiments (excl. garrisons)

16961
1720-212
Total officers
2257
22453
Incl. foreignes
954
281
Share, %
42%
12,6%
Sources:
1. Мышлаевский А.З. Офицерский вопрос в XVII в. (Очерк из истории военного дела в России). СПб. 1899. С. 38. См. также подробнее в моей статье: ссылка.
2. Рабинович М.Д. Социальное происхождение и имущественное положение офицеров регулярной русской армии в конце Северной войны. // Россия в период реформ Петра I: Сб. ст. М., 1973. С. 135, 139.
3. The data is available for 60 Foot & Dragoon regiments out of 73 (4/5)

Иностранные офицеры в русской армии, 1696 и 1721 гг.
Во многих исследованиях о Петре I и его армии приводится тезис, что он пригласил в армию множество иностранных офицеров, и это был один из ключевых инструментов европеизации общества. Ради интереса я сравнил количество иностранных офицеров в 1696 (т.е. до начала петровских реформ армии - по сути это еще армия его отца, см подробнее: ссылка) и в 1720-21 (т.е. по окончании ВСВ и всех основных армейских преобразований). Пересчитывать по Татарникову, признаюсь, мне было лень, поэтому я взял данные из статьи М.Д. Рабиновича. Получилось довольно занятно:
Во-первых, доля иностранных офицеров при, практически, том же общем количественном и численном составе армии, сократилась с 42% до 12,6%.

пятница, 4 сентября 2015 г.

Russian “new model” troops, 13 June 1659

According to a recent research by Igor Babulin (link) Russian army on 13 June 1659 included the following “new model” troops: 13 Reitar regiments & a squadron, 10 Dragoon & 32 Foot regiments. Their location was the following:
Kniaz A. Trubetckoi army at Konotop
- Reitars (5): V. Zmeev, Hans v. Strobel, William Johnson, William v. Halen, Lieut.-Col. I. Sas
- Dragoons (5): Christopher Yunkman, Ivan Mews, Semen Brynk (killed in April, Lieut.-Col. A. Wolf), Johan Inwolt, Yuri (James) Gudcin
- Foot (4): Philipp v. Bukhowen, Jakob Lesli, Johan Croufort,  Johan v. Zager
Troops in Kiev under Wasiliy Sheremetev
- Reitars (2): Lieut.-Col. Ivan Shepelev & Semen Skorniakov-Pisarev
- Dragoons (2): Rafail Korsak, William Engling
- Foot (1) Nikolai v. Schtaden
Kn. Peter Dolgoruki army in Wilno (incl. garrison of Wilno)
- Reitars (1): A. Traurnicht
- Foot (8): Danilo Croufourt, Kasper Yander, Tomas Bely, Efim Franzbekov, Andrew Hamilton, Adam Gohward, Wasiliy Kunnigham, Yakob Urwin
Troops in Novgorod under kn. G. Kurakin
- Reitars (1): Dennis v. Vizin
- Foot (3): Alexander Hamilton, Walter Kormichel, Indrik Gulitc
Troops in Pskov under kn. Ivan Chowanski
- Reitars (2): Tomas Boyt, Ivan Poluaktov
- Foot (1): Andre Forot
Troops under kn. I. Lobanov-Rostovski in Bryansk & Bykhow
- Reitars (1): Lieut.-Col. Dennis v.d. Nizen
- Foot (2): Christopher Gundertmark, Fedor Wormser
- Foot (1): Jakob Renaurdi
Troops under kn. B. Repnin in Smolensk
- Reitars (1): Cornelius v. Bukhowen
- Foot (2): Gen. Alexander Lesli, Gen-Maj. William Drummont
Kokenhausen: 4 coys of Reitars under Maj. W. Volzinski, Irik Luks & Eremei Rosforn Foot (2)
Sevsk: Johan v. Howen Dragoons
Polotck: Gen-Leut. Tomas Daleyl Foot
Belgorod: Philipp v. Zeic Foot
Witebck: Vladimir Whitworth Foot
Mohilew: Yuri (James) Kyte
Dorpat: Tomas Geis

Olonetc: Tomas Craufourt & Johan Treyden Foot (2) 
Plus 2 Moscow Selected Foot & a regiment of Artillery under N. Bauman

Роспись полков "нового строя" на 13 июня 1659 г.
В вышедшей недавно монографии И.Б. Бабулина (ссылка) приведена роспись полков "нового строя" из Иноземного приказа, в которой перечислены 13 рейтарских полков и шквадрона, 10 драгунских и 32 солдатских полка. Кроме этого на службе были проходившие по другим ведомствам 2 Московских выборных полка и солдатский полк Николая Баумана в Пушкарском приказе. Обратите внимание, что кроме армии Трубецкого фактически вторая мощная армия была собрана в Вильно. 
Армия кн. А.Н. Трубецкого в Конотопском походе (все воеводские полки)
- рейтарские полки (5): Венедикт Змеев, Анц Георг Фанстробель, Вилим Джонстон, Вилим Еган Фангален, подполковник Иван Сас

среда, 2 сентября 2015 г.

Бабушкина Г.К. Международное значение крымских походов 1687 и 1689 гг.

В продолжение поднятой мною чуть раньше темы Крымских походов (ссылка 1 и ссылка 2) классическая статья Г.К. Бабушкиной. Некоторые моменты после выхода монографии К.А. Кочегарова (книга доступна здесь: ссылка) уже устарели, но, тем не менее : Бабушкина Г.К. Международное значение крымских походов 1687 и 1689 гг. //Исторические записки, Т. 33. М., 1950

МЕЖДУНАРОДНОЕ ЗНАЧЕНИЕ КРЫМСКИХ ПОХОДОВ  1687 и 1689 гг. 

Различные мнения высказывались в исторической литературе о Крым­ских походах 80-х годов XVII в. Обычно, их считают результатом испол­нения воли членов Священной Лиги или династических интригой почти никто из историков, кроме С. М. Соловьева, не рассматривал их как проявление нового курса внешней политики России, направленного на борьбу с крымско-турецкой опасностью на юге страны.
Разноречивые характеристики относятся также к руководителю внешней политики России в 80-х годах XVII в.— В. В. Голицыну. Чаще всего его называют «хитрым политиком», «тщеславным временщиком», «ковар­ным царедворцем» и объясняют Крымские походы его личной заинтере­сованностью. Известные источники о Голицыне отличаются неполнотой, субъективизмом или пересказом слухов, рожденных обычно в кругу его личных противников. Лишь В. О. Ключевский, положительно оценивая деятельность Голицына, говорит, что он был одним из тех государственных деятелей XVII в., которые создали благоприятную обстановку для преобразований Петра.
Документация  архива  Посольского приказа  показывает,  что Крымские походы, как и всю внешнюю политику 80-х годов XVII в., следует рассматривать в общей связи со всем предшествующим и последующим ходом исторического развития России, как звено в цепи событий, заполнивших историю России в последние десятилетия XVII в.